Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:44 

День седьмой. И дождь меня накроет

Rain_Dragon
Сердца. Котята. Сердца котят!


Название: И дождь меня накроет
Автор: Shark Blade
Бета (если есть): авторская вычитка
Пейринг: Зэро|Мария
Тема: И дождь меня накроет...
Жанр: angst, виньетка, размышления
Рейтинг: G
Дисклаймер: (с) Хино Мацури
Арт: авторский



Что может быть печальнее глухого постукивания каблуков по вымощенной крупным камнем дороге, проложенной мимо надгробий? Разве может кто-нибудь сказать, что забавно смотреть на похожие одна на другую могильные плиты, под которыми теперь коротают дни и ночи усопшие? Здесь, на городском кладбище, их достаточно.
Мёртвые спокойно спят, убаюкиваемые тишиной, ничто не тревожит их вечный сон. Даже те, кто решил навестить потерянного брата, отца или сестру, никогда не беспокоят их громкими голосами, словно переносясь в то время, когда родственники или друзья всё ещё были живы. В каком-то смысле встретиться с ними, хотя уже не удаётся ни поговорить, ни обнять, ни попросить прощения за что-то совершенное ранее.
Вот и он просить прощения никогда не стал бы, потому что брату, тело которого вот уже несколько лет лежит здесь, это бы не понравилось. Уже не в первый раз Зэро приходит один на это кладбище, не говоря ни слова, кладёт цветы на могилу и присаживается на могильную плиту, чтобы вспомнить. Или попросить совета или поддержки, но не вслух – он знает, что Ичиру слова не требуются, а могилам и прочим мертвецам незачем видеть и слышать, как слабеет сильный человек.
Зэро не позволяет себе лишнего, тем более слёз. И пусть брат уже не первый раз говорит, что под могильной плитой нет и не было тела, старший Кирию знает, что это не так – но и спорить не собирается. Давно нет ни осуждения, ни чувства вины, остаётся только гнетущее чувство утраты, иногда грызущее и стискивающее сердце, и только встреча с Ичиру способна унять то, что может погубить Зэро. Человек умирает тогда, когда ему становится не для кого жить, и Зэро теряет дорогих ему людей слишком часто, но не позволяет судьбе сломить себя окончательно, чувствуя поддержку именно здесь, на могиле собственного брата.

В этот пасмурный осенний день ворота кладбища будто сами приглашали посетить царство мёртвых. Мокрая от утреннего дождя листва неприятно шелестела под ногами и пачкала начищенные до блеска ботинки, и Зэро нехотя стряхнул прилипший листок, поведя плечами. Он не чувствовал холода, но какое-то ощущение беспокойства заставило запахнуть пиджак – без пистолета было непривычно. Думать, что здесь средь бела дня может объявиться вампир, глупо, им куда проще подыскать себе жертву рядом с кафе или магазином, затаившись, а не сидеть здесь и надеяться, что именно в такой пасмурный день кто-то явится, чтобы почтить память друга или родственника.
Но Кирию неожиданно для самого себя ошибся. Не дававшее покоя чувство усилилось, и рука сама потянулась к тому месту, где обычно висела кобура. Когда впереди обозначилась чья-то миниатюрная фигура, Зэро напрягся ещё сильнее, но не рискнул сразу же срываться с места, решив разобраться, что неизвестному понадобилось… на могиле его собственного брата?
Верно, неизвестный стоял у могилы Ичиру. Судя по силуэту, это была молодая девушка. На ней было чёрное платье – что-то знакомое было в ней, но пока непонятное, будто эту девушку приходилось встречать раньше. Присмотревшись, охотник немного ускорил шаг – уже через пару минут он мог разглядеть даже кружево на ткани незнакомки, но её саму узнать пока ещё не мог – и только тогда, когда почувствовал едва различимый запах чистокровного вампира, вздохнул с неожиданным для себя облегчением.

- Приятно видеть тебя здесь, Зэро-кун.
Нелегко выкинуть из памяти эти голубые глаза, блестевшие от слёз, эти тонкие запястья рук и даже по вампирским меркам бледную кожу, этот голос. Куренай Мария, дальняя родственница Хио Шизуки, бывшая ученица Академии Кросс. Чистокровная, но слишком слабая, чтобы выходить в свет. Та, кого защищал Ичиру несколько лет, не дождавшаяся его. Зэро отчего-то казалось, что Мария сорвётся и бросится с кулачками на него, начнёт колотить в грудь и обвинять в смерти младшего Кирию, но ничего подобного не случилось. Она только посмотрела на Зэро всё теми же печальными глазами и слегка улыбнулась, но охотник заметил, как напряглись пальцы, стискивающие небольшой букет цветов. Кажется, вампирша хотела побыть с Ичиру одна – но, с другой стороны, Зэро сам был не очень доволен таким положением дел.
Выяснять отношения и делить могилу брата было бы чертовски неправильно, так что Кирию промолчал, проводив Марию взглядом. Девушка ничуть не изменилась с их последней встречи – пройдя вперёд, она присела на корточки, укладывая цветы на могильную плиту, но подниматься не спешила, будто о чём-то задумалась, легко проводя затянутой в перчатку ладонью по холодному могильному камню. И всё это без единого слова. Казалось, Мария тоже вспоминала те дни, когда могла дотронуться до Ичиру или поговорить с ним.
- Ичиру-тян ни разу не улыбнулся мне, - наконец решилась заговорить девушка. – А я бы так хотела увидеть его улыбку.
Верно, Ичиру слишком любил Хио Шизуку, чтобы замечать что-то ещё, особенно чьи-то чувства, пусть и искренние. Может, он догадывался, но не придавал значения ничему кроме своего увлечения – Зэро осознал, что понимает Марию. Его младший брат и Юуки были в этом слишком похожи, сейчас рядом нет ни того, ни другой. Куран Юуки – нет, Юуки Кросс – для Зэро умерла. Та Юуки, вечно наскакивающая сзади с криками радости, теребящая свою повязку префекта, хватающая за руку и отдающая приказы студентам – этой взбалмошной девчонки, которую Зэро хотел защищать ото всех, включая себя, больше нет.

А Мария? Возможно, ей тоже несладко пришлось.
- Каким был Ичиру? – Зэро задал этот вопрос раньше, чем смог о нём подумать. Желание узнать хоть что-то было сильнее собственной выдержки, но вопрос прозвучал так спокойно и размеренно, что появлялся повод в этом желании усомниться. А действительно, каким Ичиру был эти 4 года?
- Холодным, - вампирша повернулась к Зэро, зацепившись рукой за собственный локоть, и позволила ему подойти к могильной плите, - Ичиру-тян почти не говорил со мной, он проводил много времени рядом с Шизукой-сама. Почти всё время.
- В этом весь Ичиру, - цветы были уложены, и Кирию выпрямился, обернувшись на Марию и замечая, что она натянуто улыбается.
- Но однажды, Зэро-кун, представляешь, когда я не могла уснуть, он сидел у моей кровати. Когда я попросила его, то не думала, что он согласится, но… он держал мою руку, пока не убедился, что я проснулась, а потом молча вышел, прикрыв за собой дверь.

Держал за руку? Знакомое ощущение, даже не смотря на то, что прошло столько времени, можно вырвать из памяти ночь, когда двое близнецов, касаясь друг друга лбами, спят в одной постели. А потом приходит мать и обнимает обоих, заботливо укрывая. Зэро тогда не понимал запретов матери и отца и отказывался лишний раз оставлять брата одного, зная, что Ичиру выдержит всё, если старший близнец не выпустит его руки из своей. Всё это было и больше никогда не повторится, потому что детство не вернёшь.
- Когда мы были детьми, я часто держал его за руку во сне.
- Правда? Я завидую тебе, Зэро-кун, ты проводил с ним так много времени.
Зэро и сам не знал, почему заговорил об этом с Марией, но забирать назад сказанное не стал. Не было ничего плохого в том, чтобы вспомнить, раз девушка в каком-то смысле тоже была частью жизни Ичиру. Те воспоминания из детства не были тайной, а о своих чувствах Кирию говорить не стал бы. Отчего-то хотелось освежить в памяти утраченное, чтобы не утратить его совсем.
- Ичиру всегда был слабым ребёнком и не мог много времени проводить на улице.
- И ты всегда был рядом с ним?
- Был, - охотник удивился собственному голосу. Ответ прозвучал как-то иначе, не как всё остальное. Появился и тут же исчез странный оттенок грусти и безысходности от этого короткого «был», и Кирию это не понравилось. Внешне он оставался спокоен, стараясь держать себя в руках и замечая, что присутствие Марии не вызывает ни одной отрицательной эмоции.

- Я рада, Зэро-кун.
Кирию было отвернулся, задумавшись о своём и предавшись воспоминаниям, но взглянул на Марию сразу же, как услышал её ответ. Реакция девушки показалась охотнику слишком неожиданной и вызвала вопросы, которые он не стал озвучивать, зная, что причина проявится сама собой. - Я рада, что у Ичиру-тяна такой хороший брат, - внезапно девушка вздрогнула и зажмурилась, прикоснувшись к щеке. Зэро тоже почувствовал холодные капли – начинался дождь.

- И дождь меня накроет, защитит,
Мне слёзы лить позволит по погибшим.
По тем, кто не объявится, скорбить
И мёртвых оправдать перед Всевышним…

Обернувшись, Зэро встретился взглядом с высоким пожилым мужчиной с чёрном пальто. Легко прикоснувшись к шляпе, незнакомец кивнул головой в знак приветствия и прошёл к Марии, раскрывая над её головой зонт. Скорее всего это был кто-то из прислуги поместья Куренай, этого человека Зэро никогда раньше не видел и не думал, что придётся ещё когда-нибудь встретиться, потому ограничился кивком, снова взглянув на Марию. Девушка улыбалась охотнику, хотя прекрасно понимала, что при надобности может умереть от его рук, и уже знала, каково это, когда дуло Кровавой Розы упирается в грудь, но всё равно была готова поговорить с охотником ещё раз. Сам Зэро, конечно, будет избегать по возможности этой встречи, как нежелательной – не хватало ещё подставлять себя под удар.
- Надеюсь, мы ещё встретимся, Зэро-кун, - развернувшись, Куренай Мария направилась в сторону кладбищенских ворот, скрытая зонтом от проливного дождя. В какой-то момент она слегка вздрогнула и обернулась, удивлённо посмотрела на Кирию, который улыбался ей. Если бы кто-то объяснил Зэро, почему появилось желание улыбнуться, было бы замечательно, но этот человек едва ли был поблизости и вообще существовал на земле – отчего-то захотелось подарить эту улыбку Марии, но даже сам Зэро не мог понять, почему именно в тот момент девушка посмотрела на него.

- И дождь меня накроет, да? – усмехнулся Зэро, опускаясь на могильную плиту брата. Теперь, оставшись наедине с Ичиру, Кирию успокоился, поднимая глаза к небу и не заботясь о том, что дождевые капли попадут в глаза.

***

- Что-то случилось, Мария-сама? – с некоторым беспокойством спросил дворецкий, захлопывая дверцу автомобиля за вампиршей и садясь за руль.
- Мне показалось… что Ичиру-тян окликнул меня, - взгляд девушки, устремлённый куда-то за кладбищенские ворота, впервые за столько дней был пропитан не только грустью – в нём сейчас достаточно ясно читалась радость.

Вопрос: Работа?
1. Прочитал  4  (14.29%)
2. Понравилось  24  (85.71%)
Всего: 28

@настроение: Комментируем!

@темы: Фанфикшн, Конкурс, Арт, Zero Kiryuu, Maria Kurenai, G, Angst

Комментарии
2011-03-27 в 19:28 

Art-sinisterika
Всякая логически мыслящая единица может быть коварно обманута любой другой единицей, мышление которой находится хотя бы на том же уровне логичности (c) Дуглас Адамс
Автор, я Вас ОБОЖАЮ :white: :red:

2011-03-27 в 21:55 

Мне сразу понравился фан-арт. Ну потом и текст. ) Спасибо автору за них.

2011-03-27 в 23:12 

Nelliely
Пока мы думаем, как убить время, время убивает нас. (с) А. Алле
Шикарно, ангст (всё как я люблю)
Зеро страдает, пусть и не очень графично, Но чёрт возьми - почему же не пейринг :depress:
Но мне очень нравится, спасибо Автору :red:

2011-03-28 в 12:07 

Иногда я говорю себе «Хватит уже жрать, Дима!». И продолжаю жрать, потому что я не Дима.
зацепило с первых слов, сразу все живо представила и даже на мгновение послушался гулкий стук каблуков!
в этом фике все прекрасно - и лицо, и одежда, и душа и мысль, и ее оформление.
а могилам и прочим мертвецам незачем видеть и слышать, как слабеет сильный человек прекрасно!
спасибо.

2011-05-12 в 19:42 

я бы обнял тебя, чтобы тебе не было грустно. но я просто текст.
сильно зацепило. как было сказано ранее, автор я вас обожа..

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Мир Vampire Knight

главная